Гaзeтa 'Обнинск' (с 1957 по 1991 - 'Вперёд')



Гaзeтa, которой доверяют.

Гaзeтa Обнинск - городская газета города Обнинска
Поиск по сайту


    
  электронная версия газеты создана при финансовой поддержке ОЦНТ


НЕУГАСИМАЯ ЛАМПАДА


(Что в имени твоем…)
Когда наша память уносит нас в первую треть 19-го века, то сразу понимаешь: «пушкинская эпоха». И сотни людей – именитых, знатных, титулованных, порядочных и подлецов остались в истории только благодаря лишь одному: они были спутниками Пушкина.
…Иван Петрович Лапранди. Из старинного испанского рода, сын российского чиновника. Служил на военной службе, участвовал в ряде войн начала века, получил золотую шпагу за храбрость, отмечался в реляциях как «искусный и храбрый офицер». Знавшие его в молодости говорили, что он был любим и уважаем как товарищами, так и начальниками. Называл себя мартинистом (мартинизм – направление мистического и эзотерического христианства). Был обожателем Вольтера, знал наизусть его философию и «думал идти прямейшею стязею в жизни.» С пламенными чувствами и острым, хотя не всегда основательным умом, он мог вернее других отличать хорошее от дурного, благородного от низкого, презирая лесть, он смеялся над уродами в нравственном мире.»
Будучи в Париже в 1914 году в составе оккупационного корпуса полковником генерального штаба, полностью погрузился в изучение разносторонней жизни французов. Неоднократно подолгу беседовал со знаменитым сыщиком Видоком. Бывший галерный каторжник с клеймом на спине, ставший главой парижских шпионов. Тайна странных знакомств Липранди заключалась в том, что он в то время состоял начальником русской военной и политической полиции в Париже. Потом у Липранди вышли какие-то неприятности с высшим начальством «по его роду службы». Он был переведен сначала в Якутский, затем в егерский полк дивизии М.Ф.Орлова, стоявший в Кишиневе. В двадцатых годах в Италии Липранди просил у начальства позволения стать в ряды волонтеров народной итальянской армии. Это его ходатайство было расценено как дерзость, и он был принужден выйти в отставку. Выказывая себя верным своим убеждениям к прогрессу и звания члена тайного общества («Союз благоденствия»), он был коренным другом сослуживца своего по егерскому полку - майора В.Ф.Раевского. В отставку Липранди вышел в ноябре 1822 года в чине полковника.
Пушкин познакомился с Липранди очень скоро по приезде своем в Кишинев в сентябре 1820 года у генерала М.Ф.Орлова. «Он мне добрый приятель, - писал Пушкин, - и (верная порука за честь и ум) нелюбим нашим правительством и, в свою очередь, не любит его».
По мнению Пушкина, Липранди соединял в себе ученость истинную с отличными достоинствами военного человека. Липранди поражал приятелей то изысканной роскошью, то вдруг презрением к самым необходимым потребностям в жизни. У него была прекрасная библиотека, ею часто пользовался Пушкин; любил он и беседовать с Липранди, бывал у него на вечерах, где сходилась наиболее офицерская интересная молодежь.
Осенью 1924 года Пушкин был выслан из Одессы в Псковскую губернию и больше уже не виделся с Липранди.
Подтверждение объективной и полной летописи пребывания Пушкина в южной ссылке сохранилось в дневниках И.П.Липранди.
Дальнейшее течение жизни Липранди было такое: через три года после отставки он был обратно принят на военную службу по квартирмейстерской части. В январе 1826 года был арестован в Кишиневе по подозрению к принадлежности в Тайному обществу. 1 февраля доставлен в Петербург и помещен на главную гаупвахту. Однако, просидев две-три недели, Липранди был освобожден без всяких последствий.
В сороковых годах Липранди служил в министерстве внутренних дел (заведовал департаментом сыскных дел). В течение года лично занимался слежкой за Петрашевским и его кружком. По представленным им списком петрашевцы были арестованы. В докладной записке по этому делу Липранди доказывал, что петрашевцы имели намерение посягнуть на самые основы государственного строя и заслуживают сурового наказания. Еще при Александре I (по возвращению из Парижа в 1915 году) подал проект (не зря общался с Видоком) об учреждении при университетах школы шпионов, чтобы знать настроение общества.
Конечно, Липранди был горячим патриотом России, государственником, глубоко порядочным и честным человеком, прожившим долгую жизнь (почти 90 лет).
В нашей стране, как нигде в мире, существует удивительно горделивая общность людей: создание подобия клубов потомков великих россиян. Это и потомки Пушкина, Толстого. Есть своеобразный клуб потомком декабристов.
Очень талантливым и дотошным исследователем «Пушкинской эпохи» был Натан Эйдельман. Он «свел» вместе многих (не знакомых между собой) потомком друзей Пушкина. Так Эйдельман познакомил московских потомков Ивана Петровича Липранди с нашей удивительнейшей Светланой Николаевной Липранди. Светлана Николаевна вернула себе девичью фамилию, чрезвычайно гордилась, что была Липранди (очень горько говорить в прошедшем времени: незадолго до Нового года она трагически ушла). Необыкновенно влюбленная в Пушкина и Лермонтова, была читательницей «золотого фонда» всех городских библиотек. Активнейший участник литературных «посиделок» в нашей самой первой городской библиотеке №2 (ул.Курчатова, д.2). Родом из Харькова, инженер-мастер рентгеновских установок, блестящий знаток украинского обрядового фольклора, поразительно красивая женщина. Прямота, честность и порядочность – вот черты характера, которые очень гармонично уживались с гордостью происхождения.
Я был очень впечатлен ее биографией и все как-то не решался рассказать о ней, но сегодня я просто обязан это сделать.
Светлана Николаевна всегда мечтала, чтобы фамилия Липранди оставалась у всех ее потомков. Может быть они к этому еще придут. Низкий ей поклон.
Е. Черненко.

20 января 2018 г.


Газета Обнинск / Архив / Архив новостей / Контакты Создание сайта: www.Обнинск.name