Жить без мечты неинтересно

Александр Колесников — обнинский режиссер и художник. По образованию он балетмейстер, выпускник ГИТИСа. В городе он, прежде всего, известен как создатель театра пантомимы «Метаморфозы». Первая концертная программа театра была подготовлена в 1979 году. Этот коллектив со своими постановками в советские годы объездил всю страну, выступал в Польше, Германии. В 1982 году театр Колесникова участвовал в первом фестивале пантомимы в Ленинграде. Позже Александр Алексеевич работал в народном драматическом театре Веры Бесковой как художник и руководитель пластической группы, которая пришла из театра пантомимы. А в 2012 году в городском Дворце культуры была организована театральная студия «Мечта».

Всю жизнь Александр Колесников работает в творческом союзе со своей супругой Ольгой Константиновной. Она художник по костюмам и декорациям, и кроме того выступает как актриса. По стопам родителей пошла и дочь Полина. Она окончила Институт культуры в Санкт-Петербурге и сейчас работает в «Мечте» как второй режиссер, а также является педагогом детской театральной школы «СтART». Александр Алексеевич также известен как художник. Его выставки неоднократно проходили в Обнинcке. Кстати, и сейчас в городском Дворце культуры на третьем этаже — экспозиция его работ. Но наш разговор с Колесниковыми был, прежде всего, о театральной студии «Мечта», которая стала общим и любимым «ребёнком» этой творческой семьи.

— Как и для кого создавалась эта студия? Как вы пришли к этой идее?

Александр Колесников:

— Я по образованию режиссер балета, и сначала у меня в жизни был только балет. Потом – пантомима, тогда этот жанр вышел на пик популярности во всём мире. После обратился к драме, захотелось большего разнообразия. И вот появилась эта театральная студия. Но и сейчас у нас в театре очень много пластики, от пантомимы сохранились все лучшие традиции.

Первоначально в нашей студии занимались взрослые люди — психологи, педагоги, врачи. Но, конечно, если обращались дети, мы им не отказывали и тоже брали учиться. И сегодня у нас немало в составе старшеклассников – это как раз те дети, которые пришли к нам тогда в 11-12 лет, и выросли в нашей студии.

— А есть ли ограничения по возрасту для тех, кто хочет заниматься в студии?

Полина Колесникова:

— Мы не берем в студию детей младше 10 лет, так как методы работы с ними отличаются от методов работы со старшими детьми и взрослыми. И требуется значительно больше времени до того момента, когда их можно будет ввести в спектакль совместно с взрослыми актерами.

А вот дети старше 10 лет уже могут заниматься у нас, они участвуют сначала в массовках, танцевальных фрагментах. Постепенно входят в коллектив, воспитываются здесь, и в процессе определяются, нравится ли им в театре, или это не их призвание. Для взрослых, желающих заниматься у нас, возраст не ограничен, мы приглашаем всех. На самом деле это очень полезно и

удобно, когда в коллективе есть люди разных возрастов. Они учатся друг у друга, взаимодействуют. И, конечно, в наших постановках, в сказках, для разных ролей нужны и взрослые, и маленькие.

— У вас есть определенный постоянный состав, и каждый год вы ещё добираете желающих?

Александр Колесников:

— Да, конечно. Ведь каждый год кто-то уходит, старшеклассники поступают в институты и уезжают.

— Я заметила, что на репетициях с детьми вы много времени уделяете упражнениям, где тексты произносятся в движении. Это важный момент для актера?

Александр Колесников:

— Да, обязательно, так как слово – это начало действия, а действие – это движение. И поэтому мы стараемся давать на репетициях упражнения, где все слова сопровождаются действиями. Принципы пластики, движения тела делают интереснее все то, что мы говорим.

— Бывают ли такие случаи, когда к вам приходят дети, подростки, которые хотят играть в театре, но сколько бы они ни занимались, всё равно у них ничего не получается. Или же любой желающий может как-то себя проявить и попасть на сцену?

Ольга Колесникова:

— В театре всегда есть массовка, где можно начать себя проявлять, даже если ты умеешь пока совсем мало. Мы достаточно много занимаемся и репетируем, чтобы научиться азам. Но, конечно бывает, что некоторые уходят и ищут себя в других сферах. Просто потому, что понимают, что театр это «территория не для них».

Полина Колесникова:

— Мне кажется, что если человек по собственному желанию приходит в театр, то это значит, что у него есть уже творческие задатки, и пришло время их раскрыть. И если он пришел сам, то это самый первый показатель, что он будет развиваться и расти. Бывает, что это происходит очень долго. Но мы никогда никого не гоним. Мы подберем человеку роль, посильную для него, где и он будет выглядеть достойно, и сам спектакль не проиграет. И если человек чувствует, что ему это нужно, то он принимает эту роль в коллективе и продолжает ходить и развиваться.

Что качается детей-подростков, то они в принципе раскрепощаются постепенно. Это очень сложный возраст и психологически, и эмоционально. Иногда видишь, что, например, какая-то девочка зажата и стеснительна, не может выразить себя. Но она ходит и ходит на занятия, а через некоторое время уже начинает осваиваться. А дальше — побывала на сцене и начинает раскрепощаться эмоционально, и вот уже появляется актерское мастерство. Поэтому для нас желание заниматься – это самое главное. Каждый может прийти и проявить свои таланты, найти себя.

— А кого больше приходит в студию, мальчиков или девочек?

Александр Колесников:

— Как-то так сложилось, что как раз в сегодняшнем составе мальчиков у нас немного больше, чем девочек. Может, потому, что руководитель – мужчина.

— Почему для постановки вы в основном выбираете сказки?

Ольга Колесникова:

— Наша студия работает при городском Дворце культуры. И есть такой «социальный заказ» — необходимы детские программы. Этим мы как бы «окупаем» существование нашего коллектива, так как занятия у нас совершенно бесплатные для всех желающих. Ну, и когда мы первоначально организовывали студию, планировали брать тематику сказок, фантастики, фэнтези, романтики. Выбрали именно такие жанры для себя, потому что если задуматься, то сказки, притчи служат не только для развлечения. В них заложены мудрость, понимание законов жизни, космоса. И вот эти моменты мы хотим передать детям, нашим зрителям. Чтобы они не только развлекались, но и делали выводы, узнавали законы жизни, размышляли.

Полина Колесникова:

— Добавлю, что для нас сказка – это самое доступное средство, язык для передачи идей, мыслей. В сказках мы всегда стараемся подчеркивать какие-то глубокие мысли, мудрости жизни.

Александр Колесников:

— У каждой пьесы есть тема, содержание. И идея – о чем это. Потом мы задумаемся, а почему именно мы и именно сейчас выбираем эту сказку, эту тему? Что наш коллектив интересует в этом произведении? И дальше думаем — а что получит зритель. Дали ли мы ему только возможность отдохнуть или посмеяться, хотя это тоже важно. Но нам бы хотелось, чтобы зритель получил больше, чтобы была понята идея, заложенная в истории.

Вот, например, сказка «Новогодние мечты». Вроде бы все просто, обыденно. Но ведь если у человека в жизни нет мечты, то это полуживой человек, и жизнь его очень грустная. Мечта, цель должна быть у каждого. Когда человек теряет мечту, то жизнь его теряет смысл. Поэтому мечта очень важна. Тема мечты – это тема вечная.

— Бывают ли когда-нибудь в студии, между её участниками конфликты или споры из-за распределения ролей? Всем, наверное, хочется быть примой…

Полина Колесникова:

— Ну, конечно, у ребят есть свои желания, потребности, они могут расстраиваться, если их куда-то не взяли. Это естественно. У всех свои представления о себе, часто не соответствующие реальности. Но мы должны выпускать спектакли для зрителя. И должен быть определенный уровень, планка, ниже которой мы не имеем права опускаться. Поэтому конечно распределение ролей делает режиссер, исходя из способностей и возможностей каждого актера. Но конфликтов у нас никогда не бывает. Общая атмосфера в коллективе всегда дружелюбная, и на это мы всегда настраиваем всех своих ребят. И если кто-то начинает выпадать, то он либо уходит, либо начинает подтягиваться на волну к остальным.

— Кроме сказок, какие ещё спектакли вы ставили?

— Мы ставили спектакль «Аэлита» по мотивам повести А.Толстого. Конечно, он предназначен для более старшей аудитории. «Сокровища пиратов» — пиратский боевик уровня ТЮЗа, для старшеклассников.

— С кем вам труднее работать, с детьми-подростками или с взрослыми?

Ольга Колесникова:

— С детьми, конечно, больше работы, потому что они еще осваиваются, у них меньше опыта. Чтобы добиться нужного качества актерской работы, режиссеру нужно больше времени и сил.

Полина Колесникова:

— Я хотела бы добавить, что если у взрослого человека есть хоть какое-то, пусть самое маленькое, желание попробовать себя в театре, то не надо бояться, прийти к нам и пробовать. У нас нет никаких экзаменов. Многие приходили сюда, совсем ничего не умея, и занимаясь, постепенно развивались и неожиданно начинали чувствовать себя на сцене уверенно, овладевали актёрским мастерством.

Александр Колесников:

— Конечно, сначала детям надо было показывать всё — как говорить, где ударное слово, как голову поворачивать, куда шагнуть, и они сами ждали, чтобы им все подсказали и объяснили. А теперь, когда они выросли, они самостоятельны, им надо только сказать, что именно делать, а как делать, они уже знают сами.

— Сколько примерно времени вам требуется для подготовки спектакля?

Полина Колесникова:

— В самодеятельном коллективе спектакль ставится не меньше пяти-шести месяцев, так как репетиции проходят два-три раза в неделю, а не так как у профессиональных актеров.

— А кто в вашей студии занимается музыкальным сопровождением, костюмами?

Александр Колесников:

— Музыкальные композиции у нас пишет Полина. Костюмами занимается Ольга Константиновна совместно со мной. Расходные материалы и пошив обеспечивает Дворец культуры.

— Выезжаете ли вы на выступления в другие города, или спектакли проходят только в Обнинске?

Александр Колесников:

— К сожалению не выезжаем. Это связано тем, что мы не танцевальный или вокальный коллектив, а театр, которому кроме костюмов всегда требуются декорации, и в этом основная проблема. Поэтому мы «привязаны» к своему залу. Также в спектакле важен свет и эффекты, которые можно организовать не в каждом зале.

Полина Колесникова:

— Да, к нам поступают предложения из близлежащих городов, которые готовы и рады были бы нас принять со спектаклями. И сейчас мы стали задумываться уже на этапе постановки спектакля о том, как его можно «вывезти», чтобы он при этом не потерял свою яркость и привлекательность.

— Александр Алексеевич, Вы упомянули о том, как важно человеку иметь в своей жизни мечту. А вот о чем мечтаете сейчас Вы?

— Я мечтаю реализовать одну новую театральную идею. Особенную в плане формы, стиля… Пожалуй, это сложно объяснить в двух словах. Давно существует обычный традиционный театр. А мне интересно создание «внутреннего театра». Очень часто внутренний мир и внешний мир человека бывают разными. Вот вам простой пример. Человек, встретив кого-то, говорит: «Здравствуйте! Рад вас видеть!». А про себя в то же самое время он думает: «Черт, опять с этим типом столкнулся. Куда же от него деваться-то».

Когда человек внутренне переживает какое-то сильное чувство, в нем пробуждается инстинктивные образы, качества. Вот эти качества мы обычно на сцене не показываем. А это можно показать, и мне это очень интересно. Мы, люди, чувствуем в себе и возвышенное, то к чему мы стремимся, мечтаем, и обычные бытовые проблемы нас заботят. Внутренний мир любого персонажа – эта такая бездна, и положительных, и отрицательных миров, он очень богат, разнообразен и безграничен. Так вот, сделать театр внутреннего мира, внутренней реальности – это моя мечта.

Н.Юдина

фото автора и из архива театральной студии «Мечта»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *