Врач Анна Моисеева: «РАБОТАЕМ, НЕСМОТРЯ НА ПРОБЛЕМЫ»

 

В обнинской Клинической больнице №8 работает немало замечательных врачей, которые всю свою жизнь посвятили этой благородной профессии. Сегодня мы встретились с заведующей хирургическим отделением №2 Анной Моисеевой. Она — хирург с 36-летним стажем. Сотни пациентов вспоминают её золотые руки и говорят слова благодарности. Мы попросили Анну Евгеньевну рассказать о себе и о своей непростой работе.

— Анна Евгеньевна, где вы учились и работали?

— Я закончила Второй медицинский институт имени Н.И. Пирогова в Москве в 1980 году и получила направление в Калужскую область, по месту жительства мужа, тоже врача по профессии. После декретного отпуска через два года начала трудиться в боровской центральной районной больнице. А с 1984 года непрерывно работаю в Обнинске. Семь лет заведую хирургическим отделением. Вот и вся моя «короткая» профессиональная биография.

— А когда вы определились, что хотите быть врачом и как выбирали специализацию?

— После окончания школы у меня были мысли о медицине, но сразу поступать в институт я не решилась. Приехав из Краснодарского края, я поступила в МГУ, но совсем на другое направление – геологический факультет. Проучилась полтора года, и уже окончательно поняла, что на первом месте для меня все-таки медицина. Бросила МГУ и решила заново поступать, теперь уже в медицинский вуз. И поступила, стала учиться. Так что у меня был непростой путь к этой профессии, но выбор оказался правильным. Поступая в медицинский институт, я точно знала, что буду именно хирургом.

— Сколько длится ваш рабочий день?

— Чаще всего с 7-30 утра до 10 часов вечера. Сначала осмотр больных, перевязки, операции, прием, а потом к вечеру работа с бумагами. Так что с понедельника по пятницу домой я прихожу только ночевать.

— При такой загрузке остается ли время на домашние дела, на семью?

— В рабочие дни, конечно, не остается. Но дети у меня уже выросли, живут в другом городе.

— Вам хотелось, чтобы ваши дети тоже стали врачами?

— Да, я, конечно, хотела, чтобы дети пошли по моим стопам. И сын даже поступал на медицинский факультет в МГУ, но шёл туда без особого желания. Не поступил, и пошел учиться в другой вуз. Дочь тоже предпочла другую профессию. Так что дети не продолжили дело родителей, а выбрали то, что им больше по душе. Что ж, это их выбор, и я им не мешала.

— Сколько пациентов проходит ежегодно через ваше отделение?

— За год у нас лечится около 1600 пациентов. Хирургическое отделение многопрофильное, включает урологические заболевания, онкологические, челюстно-лицевой хирургии, гнойной хирургии и чисто хирургические. Работают здесь врачи разной специализации.

— А какая у вас специализация?

— Моя специализация – хирургия в целом, весь хирургический блок. Но, прежде всего, это колопроктология и онкоколопроктология.

— Какова сейчас в отделении ситуация с кадрами?

— К сожалению, полностью штат не укомплектован, но ситуация более-менее терпимая. Есть проблема со средним и младшим персоналом, которого не хватает. При работе в штатном режиме мы справляемся, но если кто-то неожиданно выйдет из строя (болезнь, учеба), то сразу возникают проблемы в работе отделения. Особенно чувствуется дефицит младшего медицинского персонала. Например, ежедневно в отделении должны работать четыре санитарки, а у нас их только две. Ночью же должны дежурить две санитарки, но о такой роскоши мы уже давно забыли, потому что людей просто нет.

— Почему возникает такая ситуация, что при наличии в Обнинске медицинского училища и медфакультета в наших же городских больницах не хватает кадров?

— Раньше существовало распределение выпускников: после окончания института или училища студент получал направление в одно из лечебных учреждений страны, где  должен был отработать определенное время, для врачей это два года. И распределяли их с учетом потребности в кадрах в разных регионах, поэтому и дефицита специалистов не было. Сейчас никакого распределения нет, за исключением целевых направлений. Хотя не понятно: если государство тратит деньги на обучение студентов, то логично, что оно должно как-то вернуть затраты обратно. А в настоящее время у получившего диплом студента нет никаких обязательств перед страной. В последнее время всё чаще поднимается этот вопрос в прессе. Думаю, что какое-то рациональное решение будет найдено. Сейчас многие выпускники сразу же идут работать в частные клиники, в косметологию или вообще не по специальности. Ищут, что им выгоднее, это естественно. Поэтому нужно, чтобы работа в больнице была более привлекательной в финансовом и социальном плане. Другой выход – это распределение.

— Какие ещё трудности, проблемы у вас в отделении существуют сейчас?

— У нас нагрузка на сотрудников выше, чем положено по нормативам. Кроме того, есть врачи, которые готовы оказывать пациентам высокотехнологичную медицинскую помощь, но мы пока не имеем соответствующего оборудования. И ещё одна проблема у всех медиков – это большое количество бумаг, которые мы постоянно заполняем.

— Сколько времени у вас занимает именно административная работа, оформление документов?

— К сожалению, треть рабочего времени «съедает» бумажная работа, в том числе работа с жалобами.

— Неужели так много людей пишут жалобы?

— Да, жалобы на больницу и врачей — это большая проблема в нашей работе. Я сейчас исполняю обязанности заместителя главного врача по хирургической помощи, и мне приходится много заниматься этими вопросами. Люди жалуются иногда безо всякого серьезного повода. Вот, например, у нас есть одна «профессиональная жалобщица», которая к кому бы ни пришла на прием, в каком бы отделении не лежала, у нее всегда появляется жалоба. В каждой ситуации она находит только плохое. А в итоге её жалобы признаются необоснованными. И таких людей, к сожалению, немало. Пациенту написать жалобу – это примерно полчаса. А потом нам, медикам, приходится отписываться в разные инстанции, и на это уходит много времени. Когда разбирают жалобу, то, как правило, «стрелки переводят» на врача, и получается, что доктор плохо лечил, хотя непосредственно к методам лечения претензий не было.

Кроме того, некоторые случаи муссируются в газетах, в интернете, и создается определенный имидж больнице. И хотя они не обоснованы, читатели-то видят только одну сторону ситуации. Особенно это сказывается на работе приемного отделения, куда пациент обращается изначально негативно настроенный, готовый обороняться. А врач зачастую в каждом пациенте видит потенциального жалобщика. И это очень мешает и работе врача, и лечебному процессу. Потому что когда нет доверия к врачу, то больного вылечить сложно, так как он все твои рекомендации будет воспринимать негативно.

Очень хотелось бы, чтобы изменилось отношение наших горожан к медицине. Чтобы люди понимали, что сегодня мы, врачи, работаем в очень тяжелых условиях. Весь коллектив трудится напряженно, нет ни минуты свободного времени. И когда ты спотыкаешься об эти жалобы, то у тебя ещё дополнительно выбивают почву из-под ног.

— А есть ли в последнее время позитивные изменения?

— Мы всё время ждем изменений к лучшему. Только за последний год у нас сменилось три главных врача. И каждый раз с приходом нового руководителя мы ожидаем новых положительных изменений, движения вперед. Сейчас пришла молодая команда, они постепенно находят общий язык с московским руководством. Многое уже начали делать, и много задумок на будущее. У нас идёт ремонт под ангиографическую установку. Планируется, что здесь будут проводить сосудистые операции на сердце и головном мозге. Поставили новое оборудование СКТ и МРТ, а эти установки нужны для всех отделений. Недавно заменили окна в приемном покое. В нашем отделении ремонт делали не так давно, и внешний вид отделения пациентов не шокирует. Хотя и не везде это так. Но ведь результаты лечения намного важнее, чем старые тумбочки и оконные рамы.

— Вам как врачу, не мешает ли в работе то, что сейчас в интернете выложено очень много медицинской информации по заболеваниям, лечению? Бывают ли, что пациенты, начитавшись всего этого, считают, что сами знают, как и что лечить?

— Нет, я бы не сказала, что это мешает. Хотя когда ко мне приходит пациент, я у него иногда  спрашиваю «Ну что, какой вы себе диагноз поставили?». Эта ситуация с интернетом  напоминает мне так называемые «болезни третьего курса» — это когда в медицинском институте студенты начинают проходить клинические дисциплины и сразу же находят у себя все изучаемые болезни. Большинство людей, к счастью,  понимает, что врач – это специалист, в отличие от интернета он может провести правильную диагностику и оказать реальную помощь. Однако в некоторых случаях излишнее доверие интернету может привести к позднему обращению в больницу и несвоевременной диагностике. Особенно это касается онкологических заболеваний.

— А по вашим наблюдениям, сами врачи достаточно заботятся о своем здоровье? Почему, например, так много курящих врачей?

— Врачи такие же люди, как и все, и так же как все могут иметь вредные привычки. Но хочу отметить, что сейчас стало намного меньше курящих медиков. В моё время курить было модно. Сейчас, я думаю, пропаганда вреда курения всё-таки постепенно работает и курящих становится всё меньше.

— Анна Евгеньевна, что вы пожелаете своим сотрудникам в новом году?

— Всем своим сотрудникам я желаю самое главное – здоровья, удачи в работе и в жизни. У нас в хирургии, кстати, удача очень важна. Пожелаю семейного счастья, благополучия, побольше денег. Хотя иногда получается так – если у тебя много денег, значит, ты очень много работаешь. А если ты много работаешь, то тебе деньги некогда тратить. Пусть во всем будет баланс.

Беседовала Н.Юдина

фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *